Классификация нарушений мышления в психопатологии

1. Нарушение динамики мыслительной деятельности :

а) Ускоренное мышление протекает на фоне повышенного настроения (маниакальное, гипоманиакальное состояние), характеризуется быстрым, облегченным возникновением ассоциаций. Суждения поспешны, не продуманы, односторонни. Мышление в целом поверхностное, непоследовательное. При значительном ускорении мышления появляется скачка идей.

б) Замедленное мышление характерно для больных в депрессивном состоянии. Проявляется в замедлении темпа течения мыслительных процессов, чувстве затрудненности мышления, уменьшении количества идей, затруднениях осмысления при сохранности уровня обобщения и отвлечения. Характерен монодеизм – своеобразная избирательность мышления, обусловленная аффективным состоянием больного (сосредоточенность на отрицательных эмоционально окрашенных мыслях).

в) Инертное мышление – группа синдромов расстройств мышления, основной признак который – недостаточная подвижность (ригидность) психических процессов (заболевания различного генеза: шизофрения, грубая органическая патология головного мозга). Инертностью протекания психических процессов может объяснить такие психопатологические явления, как ригидность, персеверации и стереотипии, которые объединяются понятием "фиксированные формы поведения" – акты поведения, упорно и непроизвольно повторяющиеся или продолжающиеся и в ситуациях, которые объективно требуют их прекращения или изменения.

Один из видов инертного мышления – вязкое мышление – наблюдается при эпилептическом слабоумии. Характеризуется обстоятельностью, склонностью к детализации, неумением отделить основное от второстепенного, тугоподвижностью, "топтанием" на месте, невозможностью выйти из круга определенных представлений и переключиться на что-то другое.

2. Нарушение структуры мыслительной деятельности – нарушение логики, целенаправленности мышления. Вот некоторые виды подобных нарушений:

а) Аутистическое мышление. Понятие "аутизм" в психиатрию было введено Э. Блейлером (1911). Под аутизмом он подразумевал своеобразную личностную установку, с которой связаны перестройка всей психической деятельности, глубокие изменения мышления и аффективно-волевой сферы. Аутистичное мышление управляется не законами логики, а "аффективными потребностями", под которыми Блейлер подразумевал стремление человека испытывать удовольствие и избегать неприятных переживаний. Такое мышлении игнорирует закономерности реального мира. Больной испытывает чувство отстраненности от внешнего мира, который он перестает понимать. Теряется способность различать границы между субъективным миром и реальностью. Наиболее характерно для больных шизофренией, но может встречаться при грезах у истерических субъектов и даже у здоровых людей в какие-то периоды жизни.

б) Резонерское мышление. Резонерство – склонность к бесплодному мудрствованию, к непродуктивным многоречивым рассуждениям. Основано на поверхностных, формальных аналогиях. Преобладают формальные, случайные ассоциации при уходе от содержательной стороны задачи. Цель мыслительной задачи отодвигается на задний план, а на передний выдвигается стремление больного к "рассуждательству". Обусловлено особенностями личностно-мотивационной сферы больных, их потребностью в самоутверждении. Встречается у больных шизофренией, эпилепсией, олигофренией и при ряде органических поражений головного мозга.

в) Паралогическое мышление. Патологическая склонность больных к паралогизмам. Паралогизм – неправильное, ложное рассуждение, логическая ошибка в умозаключении, происшедшем непреднамеренно и являющаяся следствием нарушения законов и правил логики. В отличие от софизмов – ошибок преднамеренных, цель которых – ввести в заблуждение кого-либо, паралогизмы вполне искренне отстаиваются, утверждаются. Характерна страстность, с которой доказываются и защищаются недостаточно подкрепляемые выводы. Критика в отношении логических ошибок отсутствует.

3. Нарушение содержания мыслительной деятельности (патологическая продукция мышления):

а) Навязчивые мысли – это представления и мысли, непроизвольно вторгающиеся в психику больного и тяжко им переживаемые, им присущи эпизодичность, приступообразное течение. Возникают в теснейшей связи с эмоциональной сферой, сопровождаются депрессивными эмоциями, чувством тревоги. Больной понимает их нелепость, критически к ним относится.

б) Сверхценные идеи – отдельные суждения или группа суждений, аффективно насыщенных и носящих стойкий, фиксированный характер. Например, сверхценные идеи ревности, изобретательства, ипохондрические. Будучи весьма эмоционально насыщенными, занимают в психике центральное место и мешают человеку быть в достаточной мере беспристрастным и объективным в своих суждениях. Связаны с паралогическим мышлением и резонерством. Мышление становится тенденциозным, односторонним, все, что стоит в стороне от сверхценной установки или идет вразрез с ней, игнорируется.

Сверхценные идеи, как патологическое явление отличаются от доминирующих идей, которые могут встречаться у психически здоровых. Например, человек одержим научной идеей, ради доказательства правоты которой он готов пренебречь всем остальным, своими личными интересами и интересами своих близких. Доминирующая идея может претерпеть развитие и превратиться в истинную сверхценную идею. Сверхценные идеи чаще всего возникают у личностей с патологическим складом характера (паранойяльные, психастенические, эпилептоидные психопаты).

в) Бред – совокупность болезненных представлений, рассуждений и выводов, овладевающих сознанием больного, искаженно отражающих действительность и не поддающихся коррекции извне. Бредовые идеи отличаются постоянством и непоколебимостью. Характерна убежденность больного в полной реальности бредовых переживаний. Попытки разубедить больного, доказать ему неправильность его бредовых построений, как правило, приводят лишь к усилению бреда. Примеры бредовых идей: бредовые идеи величия, высокого происхождения, бред изобретательства, богатства, греховности, обнищания, преследования, воздействия и др.

Классификация нарушений мышления в патопсихологии

Нарушения мышления, встречающиеся в психиатрической практике, чрезвычайно разнообразны и с трудом поддаются классификации. В психиатрии не существует единого принципа анализа этих расстройств. Б.В. Зейгарник, опираясь на понимание мышления как особой деятельности, попыталась определить наиболее общие параметры этих нарушений и на их основе выделила определенные виды патологии мышления.

1. Нарушения операциональной стороны мышления:

а) Снижение уровня обобщения – в суждениях больных доминируют конкретные, непосредственные представления о предметах и явлениях, а более высокие уровни обобщения, где требуется абстрагирование, больному труднодоступны.

б) Искажение процесса обобщения – существенные свойства предметов, явлений и существующие связи между ними вовсе не принимаются больными во внимание при операции обобщения. В основу обобщения берутся чрезвычайно общие признаки, но они носят случайный, ненаправленный и неадекватный характер.

в) Соскальзывания – ошибочные суждения, носящие единичный, эпизодический характер. Наблюдаются у больных шизофренией при их относительной сохранности. Напоминают непоследовательность суждений, но не связаны с истощаемостью. Обусловлены своеобразным нарушением ассоциативного процесса, большей частью не корригируются исследующим. Отсутствует связь между степенью трудности задания и появлением ошибочных суждений.

2. Нарушения динамики мыслительной деятельности:

а) Лабильность мышления характеризуется неустойчивостью способа выполнения задания. Два вида:

– Неустойчивость суждений. Уровень обобщения не снижен, но адекватный характер суждений неустойчив, т.е. адекватные суждения чередуются с неадекватными. Является проявлением нарушения умственной работоспособности при повышенной истощаемости психической деятельности органического генеза.

– Скачка идей – хаотичность ассоциаций, повышенная откликаемость. Характерна для больных, находящихся в маниакальном состоянии.

б) Инертность мышления проявляется в затрудненности переключения с одного способа работы на другой. В ее основе –инертность связей прошлого опыта. Больные не могут изменять ход своих суждений, склонны к чрезмерной детализации, затрудняются операции обобщения и отвлечения.

3. Нарушение личностного (мотивационного) компонента мышления:

а) Разноплановость мышления. ее суть в потере предметной однозначности ("полисемантизме"). Предметная однозначность – это закрепление в сознании человека за тем или иным предметом существенного с точки зрения социальной практики свойства или функции. При разноплановости мышления, суждения больного о каком-то явлении протекают как бы в разных плоскостях. Он объединяет предметы в течение выполнения одного и того же задания то на основании свойств самих предметов, то на основании своих вкусов и установок. Соответствует общей неадекватности установок, мотивов, эмоций больных шизофренией.

б) Резонерство (бесплодное мудрствование).

4. Нарушение критичности мышления: человек не сравнивает свои действия с ожидаемыми результатами, не замечает своих ошибок и не исправляет их. Связано с нарушением процесса саморегуляции познавательной деятельности – проявлением нарушений личности (невозможность осознания своего поведения, нарушение подконтрольности своих действий, их опосредованности).

1. Какие стороны нарушения мышления выделяют в патопсихологии?

2. Какие методики используются для исследования нарушений мышления?

3. В чем сущность явлений снижения и искажения процессов обобщения?

4. В чем проявляется нарушение критичности мышления?

5. К нарушению какой стороны мыслительной деятельности относится явление резонерства и почему?

1. Блейхер В.М. Крук И.В. Боков Н.С. Практическая патопсихология. – Ростов н/Д, 1996. С. 84-139.

2. Зейгарник Б.В. Патопсихология. – М. 1986. С. 170– 229.

3. Сидоров П.И. Парняков А.В. Введение в клиническую психологию. – М. 2000. – Т. 1. – С. 151-157.

88.200.244.155 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам.

Материалы: http://studopedia.ru/17_77754_narusheniya-mishleniya.html

Читайте далее:→

Нарушения мышления являются одним из наиболее часто встречающихся симптомов при психических заболеваниях. Неко­торые из них считаются типичными для той или другой формы болезни. Нарушения мышления могут быть самыми разными. Ис­ходя из структуры мышления, выделяют следующие виды патоло­гии мышления:

нарушение операционной стороны мышления;

нарушение динамики мышления;

нарушение мотивационного компонента мышления.

Нарушение операционной стороны мышления

Известно, что мышление опирается на систему понятий, кото­рые дают возможность отразить действие в обобщенных и отвле­ченных формах. Согласно С.Л.Рубинштейну, обобщение есть следствие анализа, вскрывающего существенные связи между яв­лениями и объектами. Л. С. Выготский считал, что обобщение да­но в системе языка, который помогает передать общечеловече­ский опыт и позволяет выйти за пределы единичных впечатлений. При некоторых формах патологии психической деятельности больные теряют возможность использовать систему операций обобщения и отвлечения. Нарушения операционной стороны мышления могут иметь следующие варианты:

снижение уровня обобщения;

искажение процесса обобщения.

Снижение уровня обобщения

Снижение уровня обобщения выражается в том, что в сужде­ниях испытуемых доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях, устанавливаются сугубо конкретные связи между предметами. Особенно наглядно это можно представить на примере анализа результатов, полученных при использовании методики классификации предметов. Например, больные объединяют в группы разнородовые понятия: тетрадь и стол (потому что в тетради можно писать только на столе), книгу и диван (так как читать книгу удобно на диване). Анализируемые предметы объ­единяются больными на основе второстепенных, а именно ла­тентных (от лат. latens- скрытый или тайный) или частных при­знаков. При ярко выраженном снижении уровня обобщения клас­сификация как мыслительная операция оказывается недоступной больным. Испытуемыми устанавливаются конкретно-ситуацион­ные связи. Аналогичные результаты могут быть получены и при выполнении младшими школьниками заданий по методике «Четвертый лишний». Например, из ряда коза, курица, кошка и корова выделяется кошка, так как «она живет в квартире, и поэто­му она домашняя, а все остальные живут в сарае (на улице); они уличные, а не домашние животные».

Экспериментальные данные показывают, что операция клас­сификации, в основе которой лежит выделение ведущего свойства предмета, отвлечение от множества других конкретных свойств и особенностей предметов, вызывает затруднения. Именно это об­стоятельство и является причиной того, что больные прибегают к конкретно-ситуационному образованию групп. Например, при предъявлении предметных карточек с изображениями термомет­ра, часов, весов и очков больной эпилепсией предложил убрать ве­сы, так как «их в карман не положишь, а все остальное можно».

Особенно четко выступает непонимание условности и обоб­щенности предлагаемого образа при объяснении больными по­словиц и метафор. Истинный смысл пословицы становится толь­ко тогда понятным, когда человек отвлекается от конкретных фактов, которые приводятся в пословице, и конкретные единич­ные явления приобретают характер обобщения. Только при этом условии осуществляется перенос содержания пословицы на другие ситуации. Такой перенос сходен с переносом способа решения с одной задачи на другую. За переносом стоит обобщение, за ним -анализ, взаимосвязанный с синтезом.

Наиболее грубым и часто встречающимся нарушением являет­ся буквальное понимание пословицы, приводящее к потере ее обобщенного смысла. Например, пословицу «Куй железо, пока горячо» больной эпилепсией интерпретирует так: «Железо нельзя ковать, когда оно холодное».

При работе с методикой «Отнесение фраз к пословицам» ис­пытуемым предлагаются отдельные пословицы и карточки, на которых раскрывается их точный или приближенный смысл. На­пример, к пословице «Шила в мешке не утаишь» предлагаются следующие фразы: «Сапожник чинил шилом сапоги»; «Правду скрыть невозможно»; «Сапожник по неосторожности уронил шило в мешок». Трудность задания здесь переносится в другую плос­кость: нужно не только понять абстракцию, но и исключить то, что не соответствует смыслу пословиц.

Снижение уровня обобщения проявляется и при исследовании больных методикой пиктограмм. Так, рисунки больных шизофре­нией отличаются большой схематичностью и пустой символикой. Образы, создаваемые больными эпилептической болезнью и ум­ственно отсталыми лицами, носят конкретно-ситуационный ха­рактер и свидетельствуют о непонимании ими переноса и услов­ности. Именно эти особенности проявляются в их педантизме, обстоятельности и вязкости.

Необобщенный характер ассоциаций у больных, страдающих эпилепсией, и у умственно отсталых лиц обнаруживается и при проведении заданий по установлению последовательности собы­тий. При разложении серии сюжетных картинок больные руковод­ствуются частными деталями картинки, не увязывая их в единый сюжет. Возникающие ассоциации обусловливаются лишь отдель­ными, изолированными элементами предъявленной картинки. Смысловые взаимосвязи между элементами воспринимаемой больным ситуации не играют никакой роли в возникновении ас­социации.

Проблема опосредствованностм впервые была поставлена Л. С. Выготским. Овладевая в процессе своего развития значения­ми слов, человек обобщает объективные связи и отношения, управляет своим поведением. Слово как средство общения и обобщения образует в своем развитии единство и служит основой опосредствования.

Патопсихологические исследования показывают, что мысли­тельная деятельность психически больных несовершенно отража­ет предметный и человеческий миры и взаимосвязи в них. В то же время полноценный процесс отражения объективных свойств и закономерностей явлений предполагает умение абстрагироваться от конкретных деталей.

Это нарушение операционной стороны мышления является ан­типодом процесса снижения обобщения. Оно наблюдается чаще всего у больных шизофренией. Искажение обобщения выражается в «отлете» от конкретных связей в чрезвычайно утрированной форме. Если у больных эпилепсией уровень обобщений характе­ризуется конкретно-ситуативными связями (и это означает сниже­ние уровня обобщения), то больные шизофренией отражают в своих обобщениях лишь случайную сторону явлений, предметное содержание которых ими не учитывается и искажается.

При решении заданий у больных шизофренией актуализируются лишь случайные ассоциации. Связи, которыми оперируют больные, не отражают ни содержания явлений, ни смысловых отношений между ними. Например, больные могут объединять вилку, стол и лопату по принципу твердости в одну группу. Задания на класси­фикацию они выполняют либо на основе столь общих признаков, что это выходит за пределы содержательной стороны явлений, либо на основании чисто внешних, несущественных признаков. Напри­мер: жук и лопата объединяются в одну группу по причине того, что «лопатой роют землю, а жук тоже роется в земле».

Особенно отчетливо бессодержательный характер суждений вы­ступает при выполнении пиктограмм. В них больные устанавлива­ют лишь формальные, бессодержательные или выхолощенные свя­зи. Условность выполненных рисунков может доходить до абсурда и полной схематизации. Например, для запоминания слова «сом­нение» рисуется сом, а для слова «разлука» - лук. Другой больной, для того чтобы запомнить слово «сомнение», изображает ком гли­ны, так как «у Глинки есть романс «Сомнение», нарисуем глину».

В суждениях больных шизофренией доминируют связи, неаде­кватные конкретным жизненным отношениям. Возникает сим­птом выхолощенного резонерства. Особенно явно он проявляется при сравнении и определении понятий. Например, слово «часы» определяется как «импульс или пульс жизнедеятельности всего человечества». А сравниваемые одним из больных «сани и телега» определяются им как «видоизменение видимости»,

И. П. Павлов отмечал, что пользование речью - это преимуще­ство человека, но оно вместе с тем таит в себе возможность отры­ва от действительности, ухода в бесплодную фантазию, если за словом не стоят «ближайшие» проводники действительности. Из-за отсутствия проверки практикой мыслительная деятельность больных становится неадекватной, а их суждения превращаются в «умственную жвачку». Парадоксально, но речь не облегчает вы­полнения задания, а затрудняет его, так как произносимые слова вызывают новые, часто случайные ассоциации, которые больны­ми шизофренией не оттормаживаются. Резонерские суждения больных определяются не столько нарушениями их представле­ний, сколько стремлением подвести любое незначительное явле­ние под определенную «концепцию».

Нарушение динамики мыслительной деятельности

Признание рефлекторной природы мышления означает признание его как процесса. С. Л. Рубинштейн неоднократно подчеркивал, что свести мышление к операциональной стороне и не учитывать

его процессуальную сторону означает устранить само мышление. Истинным проявлением мышления как процесса является цепь умо­заключений, переходящая в рассуждение. Встречающиеся наруше­ния мышления в большинстве случаев не сводятся к распаду поня­тий, а являются динамическими нарушениями мышления. К ним относят лабильность и инертность мышления.

Нарушения динамики мыслительной деятельности могут выра­жаться в лабильности или неустойчивости способа выполнения за­дания. Лабильность мышления - это чередование адекватных и не­адекватных решений. Уровень обобщения в основном может не страдать, однако адекватный характер суждений может быть неус­тойчивым. Достигая в отдельных случаях высоких уровней обобще­ния, больные эпизодически сбиваются на путь неправильных или случайных сочетаний. Лабильность мышления может выражаться в:

чередовании обобщенных и конкретно-ситуационных сочета­ний;

подмене логических связей случайными сочетаниями;

образовании одноименных групп (например, представителей рабочих профессий).

Лабильность мышления часто проявляется у больных маниа­кально-депрессивным психозом в маниакальной фазе болезни. Маниакальные состояния характеризуются повышенным аффек­тивным состоянием и психомоторным возбуждением. Больные беспрерывно громко говорят, смеются, шутят, сопровождая свою речь экспрессивной жестикуляцией и мимикой. Иногда выкрики­вают отдельные слова. Характерна чрезвычайная неустойчивость и разбросанность внимания. Возникающие ассоциации носят хао­тический характер и не оттормаживаются. Понимая смысл посло­вицы, больные не могут на ней сосредоточиться. Нередко какое-нибудь слово в пословице вызывает цепь ассоциаций, которые далеко уводят больного от начальной темы.

У больных возникает повышенная «откликаемость» - чуткое реагирование на любой раздражитель, не направленный на них. Одновременно характерно появление «вплетений», т. е. введение в контекст заданий слов, обозначающих находящиеся перед ними предметы. Любая фраза может вызвать действия больных, неаде­кватные содержанию их деятельности.

Затрудненность переключения с одного способа работы на дру­гой носит название инертности мышления. Это нарушение мышле­ния противоположно по смыслу предыдущему. Изменение условий затрудняет возможности обобщения материала. Инертность связей прежнего опыта приводит к снижению операций обобщения и от­влечения (например, при осуществлении предметной классифика­ции). Больные эпилепсией, с последствиями тяжелых травм, а также умственно отсталые демонстрируют вязкость мышления и своеоб­разное резонерство, проявляющееся в обстоятельности и излишней детализации. Они обнаруживают замедленность и тугоподвижность интеллектуальных процессов и трудности переключения.

При этой форме нарушения мышления характерны запазды­вающие ответы, когда следовый раздражитель сохраняет свое значение. Следовый раздражитель приобретает большее сигналь­ное значение, чем актуальный. Например, при выполнении зада­ния «Назови противоположное слово» больной к слову «пение» подбирает слово «молчание», а к слову «колесо» - слово «ти­шина». Аналогично подбираются антонимы к словам «обман» - «вера» и «голоса» - «ложь».

Материалы: http://www.studfiles.ru/preview/2364838/page:16/