Диагностика предсуицидального синдрома имеет важное профилактическое значение. Лица, находящиеся, а в предсуицидальном периоде, нуждающиеся в индивидуальной, групповой и (или) семейной психотерапии. Особую практическую значимость имеет анализ факторов, удерживающих детей от самоубийства. К их числу относят: отсутствие психических заболеваний, протекающих с депрессивными расстройствами; лучшая интегрированность в семье; когнитивные функционирование, не достигшее уровня конкретного или формального мышления; наличие культуральных и духовно-религиозных факторов, делающих суицид менее приемлемым или табуирующих его; проведение индивидуализированной терапии, направленной на купирование травматизации и избирательно адресующейся к слабым сторонам акцентуированной или психотической личности (сенситивность, склонность к депрессивным состояниям у шизоидов и циклоидов).

Многие из черт, свидетельствующих о суицидальности, сходны с признаками депрессии. Ее основным симптомом является потеря возможности получать удовольствие и испытывать наслаждение от тех вещей в жизни, которые раньше приносили счастье. Поступки и настроение как бы выдыхаются и становятся безвкусными. Психика лишается сильных чувств. Человеком овладевает безнадежность, вина, самоосуждение и раздражительность. Заметно ослабевает двигательная активность или, наоборот, возникают приступы громкой, быстрой, порой беспрестанной речи, наполненные жалобами, обвинениями или просьбами о помощи. Часто бывают нарушения сна или волнообразная усталость. Соматические признаки тревоги проявляются дрожанием, сухостью губ и учащенным дыханием. Появляются ничем не обусловленные соматические нарушения в виде болей в голове, боку или животе. Больные постоянно ощущают свою нежеланность, греховность и бесполезность, в силу чего приходят к заключению, что жизнь не имеет смысла.

Психогенные причины депрессии часто связаны с потерей: утратой друзей или близких, здоровья или работы. Она может наступить в годовщины утраты, причем человек может не осознавать приближающейся даты.

Если человека постигает утрата, то это, естественно, порождает не только депрессию, но и гнев. Если нет возможности выразить свои чувства, то они вытесняются в бессознательное, в результате чего внутреннее напряжение и фрустрация осложняют процесс горя. Важно помнить, что почти всегда можно найти физиологическое и психологическое объяснение депрессии. Депрессия не обязательно обозначает, что человек находится в состоянии психоза или испытывает суицидальные намерения.

Подавляющее большинство этих больных не утрачивают связей с реальностью, заботятся о себе и далеко не всегда поступают на стационарное лечение. Однако, когда они решаются на попытку самоубийства, ими овладевает отчаяние. Несмотря на это, существует достаточно «нормальных» людей с депрессивными переживаниями, которые не заканчивают жизнь самоубийством.

Интересен суицидологический аспект и других психических расстройств. Существует три основные группы этих заболеваний. Во-первых, неврозы. которые характеризуются беспричинным страхом, внутренним напряжением и тревогой. Невротик не утрачивает связи с окружающей действительностью, но у него отсутствует доверие к миру, в силу чего он становится подозрительным и тревожным. Характерологические или личностные проблемы возникают из-за дефицита моральных норм, здравомыслия или сложных взаимоотношений с окружающими. Эти люди не страдают собственно душевным расстройством, однако склонны к совершению антисоциальных поступков без возникновения чувства вины.

Психозы протекают тяжелее, чем неврозы. Человек, страдающий психозом, обычно неадекватно реагирует на большинство ситуаций окружающей жизни. К ним относится маниакально-депрессивный психоз с глубокими изменениями настроения от мании к депрессии, которая часто сопровождается суицидальными мыслями.

Широко распространенным заболеванием является шизофрения. при которой возникают бредовые расстройства и обманы восприятия: голоса и видения. Для этих больных «ночные кошмары становятся реальностью». Окружающее причудливо изменяет свои очертания, а значение, которое придается определенным фактам, не имеет каких-либо реальных оснований.

Среди страдающих психозами, шизофренией и маниакально- депрессивным психозом частота суицидов достаточно велика: к ним относятся не менее, чем 1/4 суицидентов. Необходимо подчеркнуть, что больные, страдающие психотической депрессией, часто совершают суицидальные действия в начале и при затухании психоза. Среди больных шизофренией, как показывают различные исследования, от 3 до 12% совершают самоубийства. Причем риск суицида на протяжении их жизни колеблется от 15 до 20%. Больные шизофренией часто совершают суициды из-за отчаяния, если внезапно осознают неспособность контролировать свою судьбу или в силу бредовых переживаний и постоянных галлюцинаторных расстройств.

Затянувшаяся депрессия и одиночество становятся опасными, если:

  • Вы чувствуете враждебность к людям, к которым раньше относились хорошо
  • У вас нет интереса к чему бы то ни было
  • Ваше здоровье существенно подорвано
  • Вы попадаете в зависимость от лекарств или алкоголя
  • Вы избегаете общества и большую часть времени проводите в одиночестве
  • Вы думаете о самоубийстве

Сегодня существует Международная ассоциация по предотвращению самоубийств. по рекомендации которой во многих городах мира и нашей страны были созданы службы предупреждения самоубийств. Это новая форма организации медицинской и социально-психологической помощи людям, нуждающимся в квалифицированном совете или медикаментозном лечении. Службы ориентированы на широкие круги населения и, в первую очередь, на лиц, испытывающих состояние психологического кризиса, людей, подверженных влиянию стрессогенных факторов и являющихся потенциально суицидоопасными.

Одним из главных принципов деятельности служб является их анонимность. Сознание, что личные, мучительные для человека вопросы не получат огласку, делает пациента более раскованным, облегчает установление с ним контакта. Неукоснительно соблюдается еще один принцип, рекомендуемый международными суицидологическими организациями - подразделение службы не должно располагаться на территории психиатрических учреждений. Это устраняет барьер, мешающий человеку обратиться к психотерапевту. Ведь нередко такому шагу препятствует страх прослыть психически больным, быть поставленным на психиатрический учет.

Службы могут быть укомплектованы как добровольцами, так и специалистами-психотерапевтами. Главное преимущество службы состоит в том, что ее основные звенья действуют не автономно, а объединены в систему. Структурные подразделения - "телефон доверия", кабинеты социально-психологической помощи, кризисные стационары - имеют преемственную связь и координируются центром.

Основным звеном в деле предотвращения самоубийств является анонимная телефонная служба ("телефон доверия"), которая была основана в 1953 г. в Лондоне священником Чад Вара и стала быстро распространяться во всех государствах Европы и Америки. Цель телефонной службы - стремление предложить любому человеку, находящемуся в кризисной ситуации и помышляющему о самоубийстве, телефонный контакт с сотрудником, готовым выслушать его как друг, способным помочь абоненту преодолеть кризисную ситуацию, с которой он столкнулся. Среди принципов службы особое место занимает доверительность, абсолютная секретность, запрет требовать вознаграждения за услуги и запрет оказания любого давления. Принципы работников служб - "не судить, не критиковать и даже не удивляться", а помочь абоненту самостоятельно прийти к правильному решению. Население широко информируется о наличии "телефонов доверия", но самоубийства при этом не упоминаются, сообщается только, что оказывается "помощь в беде, безнадежности и депрессии".

Во многих учебных заведениях происходит внедрение программ по обучению студентов и преподавателей выявлению предполагаемых суицидентов. Однако, эти новые программы еще не доказали своей эффективности среди молодежи.

Другой превентивной мерой является ограничение доступа предполагаемых суицидентов к средствам, с помощью которых можно легко убить себя. Такие методы, как барьер, который не позволяет людям легко спрыгнуть с моста, а также ограничение доступа к огнестрельному оружию, доказали свою эффективность в снижение уровня суицидов в обществе. Такие методы позволяют создать препятствия на пути немедленного суицида, вследствие чего суицидальные мысли могут измениться и решимость совершить суицид исчезнет. Препятствия также позволяют в некоторых случаях случайному спасателю физически вмешаться в совершаемый суицид.

Тем не менее, острые медико-социальные проблемы не решаются сами собой. Многолетний опыт суицидологической работы свидетельствует о том, что оснований для самоуспокоения в этом вопросе чрезвычайно мало. Поэтому необходимо продолжать работу в этом направлении, как научную, так и практическую.

Материалы: http://www.oksanochka.com/003/001/009.shtml

Читайте далее:→

Исследователи затрудняются определить эффективность программ по предупреждению суицида (Maris & Silverman, 1995; Eddy et al. 1987). Существует много типов программ, каждая со своими собственными процедурами, предназначенных для определенного слоя населения, возрастной группы, людей, испытывающих разный стресс и давление окружения. В группах, где есть высокий риск суицида, например, если значительную часть группы составляют пожилые люди или в этой группе у людей много экономических проблем, то уровень самоубийств остается высоким независимо от эффективности местных центров по предотвращению суицида.

Действительно ли центры по предотвращению суицида снижают число самоубийств в обществе? Исследователи-клиницисты в этом не уверены. (Саnetto, 1995; Dew et al. 1987). Исследования, сравнивающие местный уровень самоубийств до и после организации центров по предотвращению суицида, показывают очень разные результаты. В некоторых из них обнаруживается снижение уровня самоубийств, а другие данные показывают, что уровень не изменился или даже вырос (Lester, 1997; Dew et al, 1987; Weiner, 1969). Следовательно, опять-таки, даже увеличение уровня самоубийств в данном месте может представлять позитивное воздействие таких программ, если оно ниже, чем увеличение показателей самоубийств в обществе в целом (Lester, 1991, 1974).

Обращаются ли люди с наклонностями к самоубийству в центры по предупреждению суицида? Очевидно, что лишь очень небольшой процент. Более того, как правило, в городской центр по предотвращению суицида звонят молодые люди, афроамериканцы и женщины, в то время как самое большое число самоубийств приходится на пожилых белых мужчин (Canetto, 1995; Lester, 1989, 1972).

<Массовое самоубийство. Групповые самоубийства еще плохо понятны, и клиницисты еще не в состоянии их предотвращать. Нация не скоро забудет самоубийство 39 членов секты «Небесные Врата» возле города Сан-Диего в Калифорнии и жуткую сцену их смерти. Каждый сектант аккуратно лежал в новых черных кроссовках, под пурпурным покрывалом в форме ромба. Рядом с ним была сумка с одеждой, записная книжка и гигиеническая губная помада.>

Программы по предупреждению, по-видимому, действительно снижают риск суицида среди категорий людей с высокими показателями числа самоубийств, которые звонят в эти центры. В одном исследовании было зафиксировано, что с Лос-Анджелесским центром по предотвращению самоубийств связывались 8 000 людей из группы риска (Farberow & Litman, 1970). Приблизительно 2 % позвонивших позднее совершали самоубийство, по сравнению с 6 % уровня самоубийств в этих группах риска. Очевидно, центры должны быть более заметными и доступными для людей, которые думают о самоубийстве. Растущее число рекламы и объявлений в газетах и на телевидении, радио и досках объявлений указывает на движение в этом направлении.

Шнейдман (Shneidman, 1987) призывает к тому, чтобы о суициде больше и подробнее рассказывали, так как это — самая эффективная форма предотвращения самоубийств. Начали осуществляться по крайней мере некоторые программы по образованию в сфере суицида — большинство из них охватывает учителей и студентов (Stillion & McDowell, 1996; Klingman & Hochdorf, 1993). Клиницисты, как правило, соглашаются с целями этих программ и с мнением Шнейдмана:

«Главное в предотвращении суицида — это образование. Основной метод заключается в том, чтобы научить друг друга. обществу надо дать понять, что покончить с собой может каждый, что есть словесные и поведенческие способы приостановить самоубийство. и что человеку всегда могут помочь. »

В конце концов, предотвращение самоубийств — дело каждого.

<Вопросы для размышления. В некоторых школах администрация неохотно соглашается проводить программы по предотвращению суицида, в особенности если уровень попыток самоубийств учащихся в этих школах незначителен. Какие у администрации могут быть основания так поступать? Насколько правильна их позиция?>

После попытки совершения самоубийства может проводиться курс терапии. В этом случае терапевты помогают человеку прийти в несуицидное состояние сознания, справиться со стрессом и разрешить проблемы.

За прошедшие тридцать лет акцент клиницистов и педагогов сместился на предупреждение самоубийств. Программы по предотвращению самоубийств включают горячие линии, работающие круглосуточно, и открытые центры, в которых работают по большей части полупрофессионалы по схеме вмешательства в кризис. Большинству людей с суицидными наклонностями, кроме того, требуется более длительная терапия. Начинают появляться общественные образовательные программы по предотвращению суицида.

Некогда проблема суицида, считавшаяся таинственной и непонятной, почти не принималась во внимание публикой и не исследовалась профессионалами. Теперь о суициде много говорят и пишут. За прошедшие два десятилетия, в частности, исследователи многое узнали об этой поразительной проблеме.

В отличие от большинства других проблем, описывавшихся в этой книге, самоубийство более детально исследовалось в рамках социокультурной модели. Теоретики в области социологии и культуры, например, подчеркивали важное значение социальных перемен и стресса, национальной и религиозной аффилиации, семейного статуса, пола, расы и масс-медиа. А вот психологических и биологических исследований по этой теме пока было сравнительно мало.

Несмотря на то, что социокультурные факторы проливают свет на общую почву и стимулы суицида, они, как правило, не дают нам возможности предсказать попытку самоубийства. Когда все сказано и сделано, клиницисты по-прежнему не могут полностью понять, почему одни люди в одинаковых обстоятельствах убивают себя, а другие — нет. Если клиницисты хотят правильно объяснить и понять суицид, то к социокультурным инсайтам необходимо добавить психологические и биологические.

Лечение суицида также ставит перед терапевтами несколько трудных задач. Ученым еще предстоит разработать успешные методы терапии для людей с суицидными наклонностями. Клиницисты разрабатывают программы по предупреждению суицида, но еще не ясно, как такие программы могут в действительности снизить общие факторы риска или уровень самоубийств.

В то же время постоянно возрастающее количество исследований по суициду дает надежду на решение этих проблем. Возможно, важнее всего то, что клиницисты теперь подключают все общество к решению данных вопросов. Они призывают к распространению знаний о самоубийстве, и эти программы предназначены как для молодых, так и для старых. Разумно предположить, что такой климат приведет к более полному пониманию суицида и вмешательства клиницистов и консультантов будут более успешными. Такие цели важны для всех. Несмотря на то, что сам по себе суицид, как правило, — акт одинокого и отчаявшегося человека, такой поступок в действительности оказывает очень сильное влияние на общество.

Игрок со смертью

Материалы: http://megalektsii.ru/s75531t1.html